Главная » Статьи » Студенты

Жуков Михаил: Тыры-пыры и всё тут

Самый предсказуемый вопрос из всех: почему истфак? И сразу же следующий: почему международные отношения?

Михаил: Во-первых, у меня сразу встал вопрос, кем я хочу стать, какие перспективы я буду иметь в будущем. Я выбирал между историческим факультетом, конкретно – международными отношениями, и факультетом иностранных языков. О направлении на истфаке узнал еще в школе, был интересен момент взаимодействия с иностранцами, изучение языков, культуры. Мне нравилось это еще с самого детства, поэтому выбор был очень сложным. Но когда уже пришел подавать документы на переводчика, то оказалось, что нужно ЕГЭ по литературе, который я не сдавал. Преподаватель же английского – это, наверное, самое страшное, что мне могло присниться, поэтому остались международные отношения.

У тебя были разные планы относительно поступления, поэтому вопрос о том, пожалел ли ты, на мой взгляд, в твоем случае будет очень уместным. Жалеешь?

Михаил: Честно? У меня все разделилось на три периода. На первом я не жалел, мне все очень нравилось. Потом был момент, когда жалел, что не получилось поступить, скажем, в Москву или в Питер. Были такие мысли, но на сегодняшний день я знаю, что у меня получится учиться дальше. Поэтому сейчас не жалею.

Из этого можно сделать вывод, что ты целеустремленный человек?

Михаил: Да, для меня цель – это что-то из ряда жизненных аксиом, отдельный пункт жизни. Я реализовал цель поступить на международные отношения, побывать в Соединенных Штатах, добиться определенных успехов в спорте. Естественно, маленькие победы, о которых не принято громко говорить. Поэтому я могу назвать себя целеустремленным.

Какие моменты стали самыми запоминающимися за годы обучения?

Михаил: За три года запомнилось в основном общение с одногруппниками, потому что мы дружные очень, с преподавателями. То, что нам дают на лекциях, особенно когда идет диалог «от себя», мне кажется, - это бесценно. Когда нам рассказывают какие-то моменты из собственного опыта и практики, высказывают личное мнение, ты запоминаешь это, делаешь выводы. Общение с ребятами-иностранцами запоминается, интересный опыт. Из мероприятий – турслет на первом курсе. Это было что-то необычное, там я познакомился со всеми, мне это очень помогло тогда. Еще посвящение, конечно, после него появились ребята, с кем впоследствии общался, советовался, от которых много интересного узнал. Думаю, это самые яркие воспоминания для меня.

Пожалуй, ваша 42 группа – это самая интернациональная группа на факультете. Что вынесешь для себя из общения с иностранными студентами?

Михаил: Нам просто повезло с коллективом, нашей группой, потому что в действительности люди очень разные. Когда идешь на международные отношения, ты думаешь сразу, что будешь учить культуру других народов, знать о них больше. Здесь же на практике реально узнаешь, что происходит в других странах, какой у них менталитет, какое общение, что те или иные понятия для них значат. Ребята отражают быт и культуру своих стран, и, когда ты интересуешься этим, тебе это нравится, это колоссальный опыт, который не забывается. Мне понравилась культура Вьетнама, если я когда-нибудь решу посетить эту страну, то уже буду иметь о ней определенные представления. Что касается ребят из Туркменистана, то это тоже очень здорово. Я мало знал о культуре стран Средней Азии. Понимал что-то в общих чертах, но когда познакомился лично, то узнал все немного иначе. У нас вообще никогда не было ни с кем проблем на национальной почве, мы, напротив, интересовались их мнением и подходом, они – нашим. Свои моменты были в общении с Бахадуром, который приехал из Таджикистана. Например, я долго ему объяснял, почему все называют меня Мишей, если мое имя Михаил. Изначально даже я себя позиционировал как человека из другой страны, хотя в моем случае адаптация прошла куда быстрее. И в целом, если говорить, то все мы очень дружные.

Как бы ты определил свое отношение к факультету, будучи уже без пяти минут выпускником?

Михаил: Естественно, я согласен с тем, что наш факультет – большая семья. Никогда ничего плохого не приходило в голову об истфаке, так как та атмосфера, что здесь царит, мне очень нравится. Бывают моменты, когда ты приходишь уставший, не хочется ничего делать, но когда видишь происходящее на факультете, то начинается какой-то внутренний подъем, втягиваешься в это сам. Здесь хорошие люди, руководство, которое понимает, помогает в любых ситуациях. Это нужно поддерживать и понимать всем, а не только отдельным людям, чтобы фраза про семью воспринималась не абстрактно. Тем более учитывая, что на истфаке тебя слышат, тебя воспринимают, всегда помогут, если это необходимо.

А если студсовет, как тут?

Михаил: Это вообще очень интересно. Это уже можно считать организацией, маленькой семьей в семье. История его интересная, потому что все началось, когда я приехал из Соединенных Штатов. Я был полон идей, энтузиазма что-то делать, поэтому мы задумались с ребятами, почему на нашем факультете ничего не происходит? Почему те, кто выпустился, что-то делали, а мы это не переняли и не втянулись? Собрались действительно активные ребята, мы почувствовали поддержку деканата. Наша особенность в том, что мы делаем все по-своему, а деканат это принимает, поощряет инициативы. На первом собрании я знал не всех людей, но мне уже тогда показалось, что все прошло хорошо и будет развиваться дальше. Первый же семестр это доказал, когда появились результаты, активность, одобрил факультет нашу деятельность. Если же говорить в общем, то студсовет – это хорошо. Здесь я познакомился с новыми людьми, с которыми я не собираюсь терять контакты в будущем, потому что они надежные, настоящие. Здесь мои друзья и одногруппники, поэтому совет подобрался действительно серьезный и сильный, мне кажется. Надеюсь, что в будущем ребята подхватят наше дело. Для меня студсовет – это особая ячейка, которая формирует знание о факультете с какой-то другой стороны.

Говоря о целях в прошлом, о существовании планов на будущее, ты ощущаешь себя оптимистом или пессимистом?

Михаил: Скорее реалистом. Конечно, стараюсь быть оптимистом, искать положительное во многих вещах. Если мы не будем пытаться окрашивать жизнь в позитивные краски, то мир вокруг станет неинтересным.

А ты идеалист по жизни? Скажем, можешь ли критически оценить то, что делаешь?

Михаил: По-разному. Допустим, моя работа для кого-то покажется выполненной идеально, но я вижу изъян, начинаю все переделывать бесконечно. Вот, к примеру, эмблема Клио. Я знаю, что меня там не устраивает, но не могу сказать, видят ли это другие. Есть вещи, которые я делаю сразу и хорошо, а иногда лучше и не буду начинать, если знаю, что не получится так, как надо. Из такого путанного рассуждения, да, я идеалист. Не знаю, плохо это или хорошо, но так есть.

Резюмируем: ты целеустремленный идеалист. В таком случае, принимаешь ли ты недостатки других людей, миришься ли с ними?

Михаил: Я терпим к любым недостаткам человека. Как общаться, если ты не можешь принять человека таким, какой он есть? Я достаточно хорошо вижу изъяны людей, неплохо в них разбираюсь. Хотя главное в человеке все же, какой он внутри, а не то, что на него налеплено.

Для тебя важно чужое мнение и оценка того, что ты делаешь?

Михаил: Честно сказать, я думал об этом. Есть люди, которых я знаю, и для них общественное мнение – часть жизни. Когда начинаешь с ними говорить, то задумываешься и сам, а важно ли оно для тебя. Конечно, оно важно. Если бы я его исключал, то у меня в жизни определенные вещи не получились бы. Хотя отчасти иногда его надо пропускать мимо ушей. Бессмысленно, скажем, слушать мнение людей, которые изначально не хотят тебя принимать и понимать. В этом случае, какими бы ты ни был, они будут тебя критиковать. Пусть критика и делает людей великими, здесь вопрос спорный все же. Стройся все на мнении окружающих, лично я бы сейчас был другой.

Чем увлекаешься в свободное время? Что тебя интересует?

Михаил: У меня много хобби. Первое – это история античности. Это даже скорее интерес, потому что в будущем хочу сделать ставку именно на этом. Для меня лекции Ольги Сергеевны Метушевской были чем-то нереальным, я их никогда не пропускал, всегда слушал. Второе – моделирование, реконструкция. Это помогает очень отдохнуть и отвлечься. Конечно, это спорт. За свою жизнь я перепробовал фактически все виды спорта, профессионально занимался легкой атлетикой, потом, правда, забросил. Баскетбол, футбол, волейбол – во всех этих видах чувствую себя довольно уверенно, мне это нравится.

А кем ты мечтал быть в детстве?

Михаил: Я не скажу, кем я действительно хотел стать, это, пожалуй, знают только реально близкие люди. Специфичная мечта была, честно сказать. Но хотел быть монахом Шаолинь после фильмов с Джеки Чаном, потом это переросло в желание быть футболистом. Поваром хотел быть, а уже это превратилось в интерес к международным отношениям. Вот такой жизненный скачок.

Чего ты планируешь достичь в ближайшей перспективе?

Михаил: Естественно, поступить в магистратуру. Найти себя, пусть так и говорят абсолютно все. Если абстрагироваться от карьеры, учебы, то хочется посмотреть мир, пожалуй.

А глобально?

Михаил: Мир во всем мире – это уже было. Объехать весь мир? А вообще я не задумывался, надо этим заняться на досуге.

Кто-то знает, кто-то – нет, о том что ты родом не из Курска, а из Кишинева. Прожив здесь уже ни один год, можешь сказать, есть ли отличие между жителями этих городов. С чем вообще столкнулся, приехав сюда?

Михаил: Люди, на самом деле, очень разные. Было непросто, когда все друзья, кого знаешь с раннего детства, остаются не просто в другом городе, а в другой стране. Со временем появились друзья и здесь, конечно, но первое время я думал, что здесь попросту нет таких людей, как в Кишиневе. Думал, что все хорошие люди остались там, была дикая ностальгия. Там все родное и знакомое, и все же начинаю со временем привязываться и к Курску. Здесь люди сложнее, в некоторых случаях лично мне их трудно понять. Разный подход к решению каких-то вопросов, отношение к вещам, я уже начал и сам это впитывать. Хотя сейчас понимаю, что по жизни мне очень везет с людьми, которых я встречаю. Тут уже не важно, из какого они города.

Знаю, что тебе задают много вопросов о практике в Америке. Можешь немного об этом рассказать? 
Михаил: Начать стоит с того, что я участвовал в программе для студентов Work and Travel. Естественно, работа у меня была также для студентов: я работал в отеле. Задачи были простые: общение с клиентами, объяснение, где и что находится, помощь тем, кто следит за чистотой в номерах. Именно в сезонные дни было очень много работы. Самый сложный месяц – это июль, потому что началась жара и в прямом, и в переносном смысле. Я был в Сан-Антонио, в Техасе, температура там была просто нереальная. 
И все-таки самое интересное, что было в практике, - это общение. Вечером все иностранные студенты собирались вместе и начинались разговоры, учитывая, конечно, что английский был у всех на абсолютно разном уровне, но это было хорошим опытом. 
Помимо этого всего самое яркое – сам факт путешествия. Техас – это как отдельное государство, где происходит смешение культур, и своя особая атмосфера. Мне очень там понравилось, там есть на что посмотреть, чему поучиться. Наверное, я бы не отказался приехать туда еще раз. 
И, по сути, это все, если говорить в общих чертах.

 

На этом можно поставить точку в этой беседе. Спасибо большое Михаилу, что нашел время ответить на вопросы. Остальных же уже в самое ближайшее время ждут новые герои, новые «лица» нашего факультета. 

Категория: Студенты | Добавил: Centurion (28.11.2015)
Просмотров: 404 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 1
avatar
1
После такого интервью хочется узнать побольше о всех одногруппниках Михаила и разгадать секрет их крепкой дружбы!
avatar