Главная » Статьи » Студенты

Плаксина Полина: Я этих людей знаю, я им доверяю, я могу сказать слово «друг»

Немного перефразирую устоявшийся вопрос: для кого-то секрет, для кого-то нет, но ты уже практически представительница одной из династий факультета. Игорь Михайлович Плаксин, помимо всего прочего, был еще и деканом исторического. Исходя из этого, поступление на факультет – это твое личное желание, или родители все-таки настояли?

Полина: По-моему, никакого давления не оказывалось. Родители никогда даже не вели таких разговоров: «Ты пойдешь на истфак, потому что мы - историки». Мама всегда хотела, чтобы я была медиком, потому что врач в семье – это очень хорошо, как она считала. Папа оставлял право выбора за мной. Я же не задумывалась совсем, что можно поступить куда-то кроме истфака. Разве есть что-то интереснее истории? *смеется* Для меня это было само собой разумеющееся.

Тогда почему не классическая история, а именно «международные отношения»?

Полина: Вот тут уже папа настоял. *смеется* Я хотела изначально на классическую историю, но так как папа принимал непосредственное участие в создании международных отношений на факультете, он предложил попробовать. Молодое перспективное направление, я и согласилась.

А как ты считаешь, что из этой «пробы» получилось?

Полина: Пока еще не знаю, что получилось. Меня все устраивает на данный момент, я ни разу не пожалела, что пошла на «международку». Я поступила туда, куда надо.

Есть ли отличия «международников» и «историков»? Пусть не в плане учебы, а внешне, по какому-то внутреннему складу?

Полина: Есть немного, нам даже иногда преподаватели об этом напоминают. Но если бы не мы, что бы вы без нас делали? *смеется* Мы другие, но мы же все истфак! Но мы особенные.

Ваша группа, на мой взгляд, еще интересна тем, что именно у вас впервые появился опыт учиться вместе с иностранными студентами. Без трудностей здесь обойтись практически невозможно. Как вы преодолевали эти моменты?

Полина: У нас действительно самая интернациональная группа: трое ребят из Вьетнама, трое – из Туркменистана, один – из Таджикистана, один – из Молдавии, как бы он себя не позиционировал, вот даже из Украины к нам присоединились. Поначалу, конечно, особенно в первый год, мы старались общаться с ними через себя. Мы настраивали себя на то, что они – иностранцы, им надо помогать адаптироваться, вовлекать в нашу культуру. Было вот это «нужно» постоянно. А со временем эти границы стерлись, мы все участвуем на равных, обсуждаем, каждое мнение одинаково учитывается. Уже нет никаких проблем. Конфликтов у нас никогда не было, «слияние» коллектива прошло на «отлично»!

Раз ты заговорила о том, что жалеешь в чем-то, что не успела проникнуться культурой ребят, что-то не узнала, то есть ли что-то еще, чего ты не успела за свое студенчество? Что непременно хотела бы наверстать?

Полина: Наверняка, я мало участвовала в жизни факультета. Как раз это тот период, когда у нас не было такой активной ячейки, которая сейчас образовалась, которую я своими глазами наблюдала. Здесь себя немножко укоряю: «Почему ты раньше ничего не делала? Почему «проснулась» только сейчас, когда уже близок конец?» Разве что только об этом.

А та самая истфаковская дружба, о которой так много говорят, у вас она есть?

Полина: А ты думаешь у нас ее нет? *смеется* За четыре года наша группа стала маленькой ячейкой истфака. Наше общение особенное, можно часто наблюдать, как мы стоим огромной толпой, шутим о чем-то, и нас никто не понимает. Складывается впечатление, что у нас свой юмор, свои темы. Мы сами создали такую атмосферу, она до сих пор царит. Это сложно описать правильно. Я не хочу говорить, что это семья, это банально. К четвертому курсу у нас просто уже такой период, когда мы стали по-настоящему родными. Я этих людей знаю, я им доверяю, я могу сказать слово «друг». Четыре года – это для нас важный период, который мы прошли вместе.

Что ты вынесла для себя за время обучения? Что приобрела чисто в человеческом плане? Может быть, тебя что-то поменяло, ты чему-то научилась.

Полина: Конечно, четыре года меняет человека. Общение в группе тебя очень меняет, ведь каждый индивидуальность. Я стала гораздо спокойнее, может быть, понимающей. Стараюсь больше быть отзывчивой, глубже относиться к каким-то вопросам, не так как раньше. Я взрослею. На фоне нашей детской веселости мы каждый понемногу взрослеем.

А взрослеть хочется?

Полина: Сложный вопрос. Надо. Но, наверное, не хочется. У нас такой путь: мы через шутки-прибаутки как-то взрослеем. И непонятно еще, когда мы до конца вырастем. Пока еще дети.

Здесь столько было сказано о твоей группе, о вашем общении, что можно еще, пожалуй, долго об это говорить. Я же предлагаю тебе сейчас обратиться к ним. Что хотелось бы еще раз сказать, что, может быть, никогда не говорила раньше?

Полина: Я им уже много раз все говорила. Чтобы всегда в себя верили. Я им действительно много говорила, было столько бесед, где и слова благодарности звучали, любви. Но я могу еще раз это повторить, как я их сильно люблю, как я их сильно ценю, уважаю. Каждый в группе у нас – человек абсолютно незаменимый. Не знаю, как это еще выразить.

А студсовет? Это что? Это как? Это с чем для тебя?

Полина: Студсовет – это такая организация маленькая, где люди с большими планами, огромным количеством идей, где каждый – это маленький огонёчек. А когда мы собираемся вместе, то мы что-то придумываем, и загорается лампочка – Эврика! Мы несем свет! Это, определенно, хорошая вещь. Я надеюсь, что в будущем Совет раскроется, потому что нам нужны новые люди, новые ламочки-идеи. Хочется, чтобы люди потянулись, не думали, что это организация странных людей со странными идеями. К нам можно прийти, что-то высказать, предложить, просто поговорить. Мы для этого и работаем. Это то, что нужно факультету.

Раз мы затронули тему взросления, ты по жизни к каким-то ситуациям относишься легко или все-таки сильно это переживаешь?

Полина: И легко где-то, где-то заморачиваюсь. А как без заморочек? Жизнь сама тебе заморочит, хотел бы ты этого или нет. В основном же легко, проблемы решаю по мере их поступления. Есть проблема – решаем, нет проблемы – отдыхаем.

Теперь давай немного пофантазируем. Ты через десять лет просыпаешься утром. Какой твой мир? Какие люди рядом?

Полина: Я не так давно слышала о подобном вопросе, но мне самой пока трудно представить, что будет через десять лет. Думаю, что у меня будет через десять лет свой дом, не важно именно дом или квартира, но то место, где я буду жить, создавать уютную атмосферу. Буду работать, к тому времени хотелось бы твердо стоять на ногах. Насчет семьи все пространно, не знаю. Да, у меня будет свой дом, где я буду твердо стоять на ногах.

Можно ли сказать, что ты прагматик, а не мечтатель? Ты, к примеру, даже сейчас не пускаешься в какие-то пространные размышления.

Полина: Да я вообще странный человек. Во мне много всего сочетается: и мечтательность, и серьезность. Если есть возможность, почему бы и не помечтать, правильно? Но когда это надо выключить, я понимаю, что хватит витать в облаках, нужно взять себя в руки. Я умею совмещать.

Ты максималистка? Или можешь спустить на тормоза, если не получается что-то?

Полина: Если и оставлю что-то, то после очень долгих попыток. Я буду пытаться, у меня не будет получаться, но я все равно буду пробовать. Если уже совсем все плохо, тогда, возможно, попрошу кого-то помочь, но заставить меня отказаться может только какой-то весомый пересмотр приоритетов. Если проблему не решить – надо изменить к ней отношение.

Что может сделать тебя счастливой?

Полина: Вот я ходила на хоккей, видела, как играют маленькие детки. *смеется* А так… Какие-то мелочи жизни, ничего глобального. Я себя чувствую счастливой, когда понимаю, что все идет своим чередом, мне не нужно куда-то в бешенном ритме спешить, бежать. Я понимаю, что я в том месте и во времени, где необходимо. Что я понимаю, меня понимают, я чувствую вот эту связь. Когда доверяешь тем самым людям. Я очень счастлива, когда вижу рассвет солнца, особенно когда куда-то еду. Счастье именно в пути приходит. Даже из дома в университет дорога, вот тогда я могу и повитать в облаках. Появляются мысли в духе: «О, а я ведь счастлива!»

Что должен сделать человек, что вы должны вместе пройти, чтобы ты могла назвать его своим другом? И какое место в твоей жизни занимает понятие «дружба».

Полина: Друзей много не бывает, настоящих можно пересчитать по пальцам рук. Человек ничего не должен делать. Мы просто должны друг друга понимать, даже если мы действительно разные, то стараться понять. Даже если друг неправ, то ты объяснишь ему, поддержишь. Должна установиться некая связь. Человек должен быть просто рядом, помогать, когда требуется. Понимать. Дружба – это очень важно. Порой важнее семьи. Это жизненная опора.

Если ты говоришь, что дружба может быть даже важнее семьи, то тогда два понятия «дружба» и «любовь» - между ними знак равенства, что-то больше или меньше?

Полина: Можно поставить равенство. Это что касается меня. Поживем, увидим.

Ты легко впускаешь людей в свою жизнь?

Полина: Нет, некоторые меня интровертом даже считают. Я иногда пытаюсь даже экстраверта из себя строить. Когда я вижу, что человек пытается с хорошими намерениями у меня что-то узнать, то я могу раскрыть себя, надеясь, что не пожалею об этом. Я бы не сказала, что я закрытая. Барьеров у меня нет.

Будь у тебя возможность заглянуть в замочную скважину на свое будущее и увидеть в ней всего одну вещь, что это было бы?

Полина: Я бы на себя посмотрела. Какая я? Как отношусь ко всему? Поменялись ли мои жизненные приоритеты? Каково отношение к жизни? Не угас ли этот жизнерадостный огонек? Не стала ли я взрослой?

А что может изменить твои жизненные приоритеты?

Полина: На них уже давно ничего не влияло. Это должно быть что-то действительно важное. Только из таких вещей, как дружба или семья. Что-то такое, без чего жизнь дальше строить нельзя. Такой выбор, где либо «да», либо «нет». Когда отношение к проблеме изменить уже нельзя. Я не очень люблю менять приоритеты. Мне кажется, что если делаешь это, то в худшую сторону. А человек должен становиться лучше.

Тогда в конце давай про мечту? Какая она?

Полина: Мне бы хотелось чувствовать на протяжении всей жизни, что я могу быть действительно полезной. Полезной семье, друзьям, на будущей работе, везде, где бы я ни оказалась. Вот это чувство, что ты смог сделать что-то хорошее для другого по-настоящему приносит мне ощущение счастья. Эх, как-то совсем вышло не про мечту.

 

На этом пришло время ставить точку в этой беседе. И, говоря здесь как автор, могу позволить себе одну вещь озвучить: за все время существования проекта Истфак в лицах было всего три человека среди студентов, общения с которыми я по-настоящему ждала. Полина, несомненно, - одна из них. Я рада, что успела поговорить с ней, послушать. Добрый человек, хороший. После знакомства с такими людьми радуешься, что выбор когда-то пал на истфак!

А остальным: ждите новых героев. Они будут очень скоро!
 

Категория: Студенты | Добавил: Centurion (29.02.2016)
Просмотров: 230 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
avatar