Главная » Статьи » Студенты

Мария Анпилогова: Даже если все говорят, что человек плохой, для меня он может быть хорошим.


Уже традиционный вопрос: как ты поступила на истфак?

Мария: В детстве я посмотрела фильм Спилберга «Индиана Джонс», и когда это произошло, мне было лет десять, то я безумно влюбилась в то, чем занимался главный герой, то есть в археологию. Раскапывать немыслимые гробницы, находить предметы старины, путешествовать по разным континентам, тайны, загадки – это потрясающе. Вот и появилась мечта стать археологом, потом она как-то забылась, а когда встал выбор в 11 классе, что сдавать, то я выбрала самое оптимальное для себя – историю и обществознание. Особой любви к истории у меня никогда не было, но, увидев на сайте КГУ направления подготовки, выбрала все-таки для себя учителя той самой истории. Юристом мне быть неинтересно, а больше и выбора особого не было. Поступила, действительно понравилось, а когда во втором семестре 1 курса начался такой предмет как археология, я поняла, что все, что показывали в фильме, - это совсем не то, что я думала. Это было невероятно странно, когда ты читаешь про какие-то курганы и культурные слои, а чтобы что-то найти, оказывается, надо искать непонятное темное пятно на земле, чертишь что-то на миллиметровке, причем обязательно оранжевой! Ставишь точечки, высчитываешь клеточки – нет, это совсем не то, что я ожидала увидеть. Но тот факт, что в будущем, если найду работу, я буду преподавателем истории, мне нравится.

Ты проучилась всего год на факультете, а первокурсники обычно полны энтузиазма, у них много планов и новых идей. Не возникло ли разочарования от увиденного, ну тот же момент с археологией?

Мария: Честно, первую неделю я просто рыдала, я хотела все бросить. Совсем не понимала, что от меня хотят, когда по Древнему миру задали огромное количество книг с абсолютно непонятными названиями, которые нужно обязательно прочитать. В школе учителя подсказывают, как все делать, а тут тебе сказали, и делай, как хочешь. Я просто плакала, не хотела идти на пары. На третий день я сказала маме, что забираю документы и не буду тут учиться, даже была согласна идти работать. И только когда начала знакомиться со старшекурсниками, поняла, что люди-то здесь не плохие, это все-таки мое. Когда что-то делаешь, чем-то занимаешься на истфаке, вот даже фотографируешь, осознаешь, что люди здесь поддерживают любое движение актива, то все стало реально интересным. Предметы уже не такие страшные, как и первая сессия. Так что я абсолютно не жалею.

Раз ты завела речь об активе, о знакомствах, то кто или что стало самым интересным?

Мария: Первым человеком, с которым я познакомилась, была Настя Григорьева (p.s. для наших первокурсников – наша выпускница 2015 года, а сейчас – магистр 1-ого года обучения). Она занималась фотографией, я и предложила свою помощь. После мы уже начали общаться ближе помимо университета, у нас оказалось очень много общего. Особую поддержку нам, первокурсникам, оказывал все-таки Коля Сердюков (и снова p.s. первому курсу – наш выпускник 2015 года, сейчас – аспирант БелГУ, надеюсь вы с ним сможете все-таки познакомиться лично). Он помогал нам, подсказывал, старался приободрить, показать, что истфак – это круто, все не так уж плохо.

Какое целостное впечатление произвел на тебя факультет?

Мария: Пока что истфак – это место, где помимо учебы, люди стараются друг друга как-то поддержать. Хотя я только к концу года прочувствовала смысл фразы «Истфак – это семья». Смотря на старших, видишь, что все друг друга знают, общаются, ездят куда-то. Здесь тебя не обидят, готовы принять со всеми тараканами, идеями, видением мира.

Теперь вопрос конкретно по твоему профилю обучения: ты готова работать в школе? И любишь ли ты детей?

Мария: Детей я ненавижу в принципе. Я была ужасно противным ребенком, а подрастающие дети – это еще хуже. А вот учителем я работать хочу, потому что хочу вложить в них свои знания, показать, как я воспринимаю мир. Не просто рассказать сухие факты, а объяснить причины событий. Жаль, что современные школьники абсолютно не заинтересованы в учебе, я сужу даже по себе. У меня же есть желание заинтересовать, привить любовь к предмету. Рассказывать малоизвестные факты, приводить примеры, показывать фильмы, посещать музеи и дальше в таком духе. А детей, нет, детей я не люблю.

Раз ты являешься членом студсовета факультета, то я просто не могу по аналогии с «Истфак – это», с которым в свое время я всех замучила, не спросить: «Студсовет – это?..» Это люди? События?

Мария: Студсовет для меня – это совершенно другая реальность. Потому что здесь собрались все активные люди, полные идей, предложений. Да, у нас часто бывают разногласия по тому или иному вопросу. Бывает трудно договориться, не обходится и без критики. Каждый из членов студсовета приносит что-то свое, и, в конечном результате, получается «содружество», которое задает ритм всему факультету. На самом деле, это интересно, потому что даже самые бредовые идеи можно выдвинуть, и тебя поддержат, соберут все силы, воплотят в жизнь, и все будут довольны.

Давай теперь от факультета перейдем непосредственно к тебе. В самом раннем детстве кем ты хотела быть?

Мария: Когда я была совсем-совсем маленькой, я хотела быть принцессой. Представляла себе огромные платья, балы, башни, драконов, что меня будут спасать от них. Только потом поняла, что меня никто в будущем не спасет, так мечта отошла на второй план. После я передумала и решила стать пиратом, особенно когда читала книги и смотрела фильмы. Видела огромных мужчин, сражающихся на кораблях, а вокруг волны, паруса – мечта. А узнав, что они еще и грабят других, получают золото, сундуки с невообразимыми сокровищами, то решила стать пиратом абсолютно серьезно. Но потом меня разочаровал тот факт, что я живу в России, и пиратов уже нет.

Но почему, имея такие масштабные мечты в детстве, люди, взрослея, становятся бухгалтерами, юристами? Куда пропадает эта вера?

Мария: Мне кажется потому, что им говорят, что такового в принципе быть не может. Кто ты такая? Ты живешь в Курске, даже в любом другом городе или стране, и как ты можешь быть принцессой? Когда человек думает, что он полетит в космос, а потом узнает, что нужно быть физически подготовленным, сдавать сложные тесты, он опускает руки. Появляются преграды, которые все рушат. Я не могу сказать, что ребенка сразу нужно готовить к реальной жизни, но при этом нельзя портить вот эти его мечты. Стоит объяснить, что вместо принцессы можно стремиться стать супермоделью, ведь это тоже отчасти принцесса. Или, допустим, ты можешь быть не супергероем, а полицейским или пожарным, врачом  – так ты будешь спасать людей, совершать подвиги. Научить упорно стоять на своем, идти к цели, несмотря на то, что что-то не получается, пробовать и бороться.

У тебя есть глобальная мечта, исходя из всего сказанного?

Мария: Хочу собственную школу. Построить ее с нуля, возможно, в духе японских школ. Мне нравится их система, здания с дворами, классы. Не сказать, что я ориентирована на Европу или Америку, просто у меня есть свой идеал в голове. А для начала нужно закончить университет.

Не боишься трудностей на пути к этой цели или вообще по жизни?

Мария: У меня есть такая особенность, я могу сдаться на полпути. Иногда не хватает сил доделать начатое, но я надеюсь, что рядом будут люди, которые смогут поддерживать даже просто словами.

Ты зависима от чужого мнения?      

Мария: Да, в каких-то глобальных моментах мне важна оценка людей, их реакция. Хотя в отдельных моментах пусть я ошибусь, но это будет мой промах, и не придется никого винить.

Неоднократно ты говорила о поддержке, окружающих и их мнении. Везет ли тебе по жизни на людей, на которых ты можешь положиться?

Мария: У меня есть странное чутье, наверное. Даже если все говорят, что человек плохой, для меня он может быть хорошим. Не знаю, это на уровне ощущений. Не сказать, что у меня много друзей и знакомых, но есть те, к кому я могу действительно обратиться. Пусть они даже знают, что, Маш, ничего у тебя не получится, но скажут «ладно, мы с тобой».

А какая для них Маша? Вот для тех, которые с тобой?

Мария: Маша зависит от настроения. Сегодня она общается со всеми, может даже разговориться с абсолютно незнакомым человеком, а в другой день или даже через пару часов может быть самым угрюмым человеком, который замыкается в себе, закрывает двери, опускает железные ворота, ее не слышно и не видно. Маша, наверное, - милый человек, который никому не отказывает. Верит, что человек властен над своей судьбой.

Последний мой вопрос сегодня будет звучать так: «Моя жизнь сейчас – это?»

Мария: Моя жизнь сейчас - это поиск внутреннего «я». Я еще до сих пор не знаю, чего хочу и куда двигаюсь. Отсюда и участие в студсовете, фотография, живопись, интерес к археологии. Хочется найти внутри себя точку опоры, чтобы смело дальше жить. Этот вопрос слишком сложный. Просто хочется радоваться каждому дню, знакомиться с новыми людьми, открывать для себя новые горизонты.

 

На этом мы и поставим точку в этой беседе. Многое осталось за кадром, как и в любом другом разговоре, но главное, думаю, уловили все те, кто хотел. Спасибо Марии за общение, которое было невероятно приятным, уютным и теплым.

Категория: Студенты | Добавил: Centurion (08.09.2015)
Просмотров: 360 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 2
avatar
1
Девочки, интересное интервью. up Маш, твои ответы  и ответы Насти Григорьевой поистине подкупают своей прямотой и открытостью. Ваши интервью были наиболее интересными для меня, действительно открыла вас с другой стороны.
avatar
0
2
Олесь, я надеюсь, что с лучшей другой стороны? smile
avatar