Главная » Статьи » Преподаватели

Коростелев Юрий Федорович: "Думать, думать и думать!"

Нашу с Вами беседу хотелось бы начать с уже очень привычного для всех вопроса. Юрий Федорович, скажите, пожалуйста, как Вы попали на истфак, с чего началась ваша учеба на этом факультете, и как Вы, соответственно, стали преподавателем?

Юрий Федорович(Ю.Ф.): Отвечаю. Итак, еще со школы все мои одноклассники были уверены, что я пойду на исторический факультет. Все, кроме меня. Я полагал, что не пройду, поскольку факультет у нас тогда был идеологический, избранный, один из самых элитарных. Не только в нашем ВУЗе, но и вообще в ВУЗах города Курска. Поэтому я и не рассчитывал, что туда попаду, и не пытался, я пошел в другой ВУЗ поступать. Поступил, потом бросил и только после армии пришел на исторический.

Хотя, в общем-то, история меня интересовала всегда. Так что поступил я в институт, когда мне уже 21 год стукнул, здоровым пацаном. Отучился, закончил, распределился в Будановскую среднюю школу. Замечательная школа, до сих пор приятные воспоминания. Мои выпускники уже там работают, преподают. Я отработал там единственный год.

Юрий Федорович - преподаватель в Будановской школе

Затем стал членом Предметной приемной комиссии по истории. Мне тогда позвонил Леонид Михайлович Рянский, который был назначен руководителем этой самой комиссии. Приемных экзаменов было полно, так как историю сдавали при поступлении почти на все факультеты. А по той советской умной традиции экзамен у школьников принимали два преподавателя, один – преподаватель ВУЗа, а другой должен был быть школьным учителем. А я тогда еще числился как школьный учитель. И вот так, побыв членом этой комиссии, я стал уже преподавателем на нашем факультете, правда, изначально я стал работать на кафедре истории СССР, а позже перешел на кафедру Всемирной истории.

 

Вы сказали, что изначально выбрали и поступили в другой институт, а какой именно?

Ю.Ф.: Это был наш Политех, мне казалось, что техническая специальность будет востребована, тем более что я ни в какой другой институт идти не хотел. Педагогический у меня сразу отпал, в медицинском я себя тоже не видел, ну а в СХА не пошел, потому что живых животных-то толком никогда не видел, вот и решил – Политех. Правда, я там отучился меньше года, все-таки не мое это было.

 

Как складывались Ваши отношения с одногруппниками, поддерживаете ли Вы с кем-нибудь связь?

Ю.Ф.: Отношения у меня с одногруппниками были всегда замечательные, они такими и остались. По крайней мере, вот за те 30 лет, которые прошли после того, как я уже закончил учиться, не было ни одного случая, чтобы я кого-то из своих однокурсников встретил, и они не были бы рады встрече. Я, конечно, само собой, тоже. Прекрасные отношения, тем более в то время было, где эти отношения завязывать и проверять. Осенью – два месяца колхоз,  летом – несколько месяцев пионерские лагеря.

Практика на консервном заводе

Вы очень тепло вспоминаете о практике в лагере, скажите, ведь лагерь – это всегда гитара, какие-то спортивные состязания. У Вас осталось какое-нибудь увлечение из юности? Рыбалка, например?

Ю.Ф.: Ну, к рыбалке я так и не приспособился. Хотя пытался, ни разу ни одной рыбы не поймал. Более того, поплавок ни разу даже не дернулся *смеется*. Особых увлечений у меня как таковых не было, да и нет. Я не люблю футбол, на гитаре тоже не играю, даже марки не собираю. Такой вот я отсталый! *смеется*

 

И всё же, все знают, что Вы большой поклонник кино. Я знаю, что у Вас эта страсть с самого детства.

Ю.Ф.: Да это так.

 

Отсюда следующий вопрос: есть ли у Вас фильм или книга, которые бы очень сильно повлияли на Вас или произвели наибольшее впечатление?

Ю.Ф.: Не могу сказать, чтобы меня что-то сильно или особенно впечатлило, но я до сих пор помню, как в возрасте 9-10 лет я первый раз посмотрел фильм «Доживем до понедельника». Я помню даже, как это было, помню и телевизор черно-белый, на котором, как мама шутила, «всегда ночь», потому что каждый раз, когда просила папу сделать что-то, для того чтобы картинка стала лучше, он отвечал: «Это ночь, наступит день, все хорошо будет». Помню еще, как посмотрел «Кавказскую пленницу».

 

А книга?

Ю.Ф.: Книга. Нет, вот книгу одну назвать не смогу. Мне многие нравились. Я с удовольствием читал в старшем школьном возрасте. В младшем не читал совсем. Меня заставляли, но я был непреклонен. А вот в шестом классе, когда мы переехали в новую квартиру, я поменял школу, во дворе ребят моего возраста не было, не то что на старой квартире. А мы переехали летом, учебный год нескоро, новых друзей у меня не появилось. И я стал читать книжки! И как-то втянулся. И, как и положено в детстве, это была в основном приключенческая литература. «Одиссея капитана Блада» неизгладимое впечатление произвела на меня. Еще одна книжка, которую я читал в запой, -  «Граф Монте Кристо» А. Дюма, ее я прочитал классе в 8-м, втянулся с первой же страницы.

 

Теперь, я думаю, настало время поговорить о преподавании истории и о преподавательской деятельности в целом. Юрий Федорович, Вы когда-нибудь думали, что можете преподавать какой-нибудь другой предмет, скажем, биологию или физику?

Ю.Ф.: Нет, нет, нет. Только история. Мне это даже в голову никогда не приходило.

 

Вы говорили, что Вы с детства любите историю, а есть ли у Вас или был когда-то любимый исторический период, или, возможно, Вас привлекала биография какого-то исторического деятеля?

Ю.Ф.: Ну, во-первых, я с тех пор как стал интересоваться историей, преимущественно интересовался внешним миром, хотя попал в институт в первый раз на кафедру истории родной страны, но, правда, тут же, я еще толком работать не начал, договорились с двумя заведующими кафедрами, что я через год перейду. Ну, я, конечно, был безумно рад даже тому факту, что я на отечественную историю пришел, хотя у меня и диплом по зарубежной истории, по США, и интересовался я уже в институте этим направлением значительно больше. Я повторю, что для меня радостью было и то, что я на родном факультете, хоть и на кафедре истории СССР.

Через год как раз И.Н. Селиванов должен был уходить на  три года в аспирантуру, а меня на его место и должны были взять. И действительно, все утряслось, и оказался на Всемирной истории. То есть меня этот аспект всегда интересовал.

И второй аспект, я больше интересовался не глубокой историей, скажем, Средневековье, Новое время, а я больше интересовался новейшей историей. Это как-то всегда и ближе, и интереснее.

Что касается личности, на разных этапах они были разные. Я не могу сказать, что какая-то личность меня захватила своим масштабом сделанного или потенциалом. Нет, в истории важны все люди, они вносят разный вклад. Порой вклад маленький, а известность огромная, а порой и наоборот. Меня интересовали многие, но я не могу сказать, что было какое-то яркое пятно, исследуя которое, я потратил полжизни, или произвело на меня впечатление, которое повернуло всю мою жизнь. Нет, такого не было.

 

Расскажите, пожалуйста, вот еще что. Есть ли у Вас какой-то особенный ритуал перед лекцией, который помогал бы Вам настраиваться перед занятием?

Ю.Ф.: Есть. Настраиваюсь я очень просто, я когда еду в институт, выхожу за одну остановку, на Красной площади, и иду пешком до института. Это своеобразный настрой, я  пока дойду, обдумаю что, как и зачем. Все более или менее устаканивается.

 

А есть ли у Вас какой-то критерий для себя того, прошло занятие удачно или же неудачно?

Ю.Ф.: С этим критерием все тоже очень просто: если студенты не заметили, что прозвенел звонок с пары, значит удачно. Если же наоборот, они уже за пять минут до конца начинают нервно ерзать по стулу и с нетерпение ждать конца, тогда, значит, что-то не додумал, не доделал. Вот так.

 

Очень многие наши студенты отмечают, что Вы преподаете очень большое количество дисциплин. Отсюда вопрос: как Вам удается быть специалистом такого широко профиля?

Ю.Ф.: Я же историк. А история не знает такого, что вот это знаю, вот этого не знаю. Дело в том, что история – это самый универсальный предмет. Ты ничего не поймешь в истории, если ты не имеешь каких-то представлений об экономических процессах, причем, я бы не сказал, что это нужно знать на каком-то поверхностном уровне.  Как можно быть историком, не зная основ политологии, философия, опять-таки, ну без нее никак, обобщать-то какие-то вещи нужно, фундаментальные вещи. Я никогда не был сильным психологом с точки зрения теории, но, не представляя себе живого человека в истории, в нашем предмете далеко не уйдешь.

Так что здесь нет никакой моей заслуги, здесь просто-напросто предмет этого требует. 

 

Что бы Вы хотели сказать всем студентам нашего факультета, даже не касаясь учебы, а просто, может быть, совет на будущую жизнь?

Ю.Ф.: Во-первых, думать. Думать, думать и думать, чем бы ты ни занимался, потому что сейчас это проблема. Люди думают все меньше, чаще они рассчитывают и размышляют, прикидывают и, исходя из этого, решают, а нужно не прикидывать, а думать, анализировать, делать выводы и опираться на собственные мозги. Это самое главное, все остальное приложится. Ну и гадостей никому не делать, что тоже очень дорогого стоит, между прочим. Потому что очень много ситуаций, когда на пустом месте порой люди друг другу гадости делают. Иной раз посмотришь и не поймешь, зачем это вообще и к чему. Так что, если совет по жизни, а не по учебе, тогда вот это.

 

Оставаться человеком?

Ю.Ф.: Точно!

 

Спасибо огромное Ольге и Юрию Федоровичу, что поделились с нами этой замечательной беседой! Приятно, что наша маленькая копилка история из истфаковской жизни пополняется. Надеемся, что это не последнее «прибавление»!

Категория: Преподаватели | Добавил: Ailita (03.02.2017)
Просмотров: 247 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
avatar
1
Интересное интервью. Спасибо! С большой теплотой вспоминаю семинарские занятия, которые вёл Юрий Фёдорович. Всегда дискуссия, острое обсуждение и бесконечный мыслительный процесс. Никогда не было страха перед этим преподавателем, он общался с нами на равных. Всегда рада видеть его широкую улыбку!
avatar