Главная » Статьи » Преподаватели

Бобрышева Ксения Леонидовна: Нас объединила точно не история

Так как большинство учащихся помнят Вас все-таки как студентку, то первый вопрос будет именно о поступлении на исторический. Как так сложилось?

Ксения Леонидовна (К.Л.): История мне нравилась с детства. В шесть лет меня очень заинтересовали динозавры, потому что с бабушкой мы часто смотрели передачи о них, например - «Прогулки с динозаврами». Мне даже купили книжку о них, и с тех пор я мечтала стать палеонтологом, откапывать кости и все в этом духе. Уже в школе интересы поменялись: я увлеклась Египтом. С тех пор вопроса о поступлении не возникало, так как мама тоже училась на историческом, пусть и на заочном. Бывают, конечно, случаи, когда родители направляют ребенка или даже заставляют поступать куда-то, у меня такого не было.

Я помню, как к нам в школу приходили преподаватели с факультета, приглашая выбрать исторический, а именно Александр Николаевич Курцев. После окончания школы я подавала документы еще и на юридический, прошла, но выбор был уже сделан – истфак. Наверное, я была идейным студентом тогда.

Какие самые запоминающиеся моменты студенчества Вы можете назвать?

К.Л.: На самом деле, я помню все студенчество. Конечно, на пятом курсе оно уже не так ощущалось, но все же. Хорошо помню посвящение, экватор, археологическую практику. Мы, конечно, не жили в лагере, как ребята сегодня, она проходила в Шуклинке, каждый день нас возили, поэтому были другие ощущения. Иначе было в Горнале, когда вместо того, чтобы ехать на Кипр в качестве аниматора (так получилось, что возникли сложности с визой), я поехала на раскопки. Жалеть не пришлось, мне очень понравилось. Еще я всегда любила посвящения других первых курсов, не только свое. Мы всегда были активны в этом плане, помогали их готовить. У нас в целом была дружная группа, нередко мы отмечали дни рождения вместе.

Прошло чуть больше года с момента вашего выпуска, также Вы упоминали, что за годы учебы в группе сложились дружеские отношения, даже образовалась настоящая семья. Вы общаетесь с однокурсниками, встречаетесь, и как часто?

К.Л.: Сложно сказать, как часто мы видимся. У нас действительно была дружная группа, не было резких конфликтов, но были две своеобразные части: группа активных в общественной жизни людей и менее активных. Несмотря на это все готовы были всегда помочь, особенно на семинарах. Была взаимовыручка. И я любила всех ребят, с которыми училась. Правда, на первую встречу выпускников в марте, пожалуй, нас собралось всего человек пять. Хотя многие просто отшутились, что прошло еще слишком мало времени, и они не успели соскучиться. В этом есть доля истины, ведь практически половина группы, так уж сложилось, осталась работать в университете, поэтому видимся мы часто. Жаль, что реже, конечно, чем раньше, но что поделать?

Уже затрагивался вопрос об истфаковской дружбе, но многие преподаватели иногда в разговорах упоминают, что на факультете раньше часто складывались семьи. На Ваш взгляд, что этому способствует?

К.Л.: Да уж, спустя год семейной жизни мне есть чем поделиться.*смеется*Как ни удивительно, всегда находятся общие интересы. В плане свободного времени, окружения, даже темы для споров и обсуждений схожие и понятные. Можно учиться друг у друга. Интересно поделиться мыслями с человеком, который тебя хорошо понимает. В случае с людьми с других факультетов это не всегда возможно. Тут вспоминается любимая истфаковская фраза: «Истфак – это семья».

И дружба, которая была всегда, и отношения, которые здесь начинались, - все объяснимо тем, что факультет у нас маленький. Всегда 1 сентября можно видеть такую картину, когда, проходя по коридору, абсолютно со всеми здороваешься, потому что всех знаешь.

А можно тогда вопрос лично от меня? Вот по моим впечатлениям, я могу ошибаться, безусловно, на одном факультете людей часто объединяют только те интересы, о которых Вы говорили. В данном случае, история. Когда заканчивается учеба, дороги расходятся, и часто отношения рвутся, причем отношения любые. Но на истфаке и дружба обычно не заканчивается, и семьи крепкие, что радует. Вот почему так?

К.Л.: Не знаю, как у других, но в моем случае нас объединила точно не история, а любовь. *смеется* Здесь не играет никакой роли факультет, вопрос в самих людях. Общность интересов это только подкрепляет, отходит на второй план.

Хорошо, спасибо большое за ответ. Теперь все-таки предлагаю немного абстрагироваться от этой темы, потому что хочется спросить немного о другом: помните ли Вы свою первую пару в качестве преподавателя? Какие были ощущения?

К.Л.: Мне было очень страшно, я жутко волновалась. Ольга Сергеевна меня всячески успокаивала, пообещала, что представит студентам, но страх точно не прошел. Помню, как я все для себя расписывала на листочках от руки, чтобы ничего не забыть. Ощущения странные были, но уже через десять минут после начала лекции волнение прошло. Оказалось намного легче, потому что боялась того, что студенты с первой минуты меня как преподавателя не воспримут. Тут хочется ребятам большое спасибо сказать, у нас с ними все получилось.

Не пожалели о том, что начали преподавать?

К.Л.: Нет, мне очень нравится. Замечательно, когда занимаешься любимым делом. Я не говорю именно о занятиях наукой, хотя и это, наверное, со временем придет, мне нравится процесс, когда ты рассказываешь что-то студентам, показываешь им карты, схемы.

Когда от роли студентки до роли преподавателя проходит всего год, всегда свежими остаются воспоминания. И что уж тут скрывать, все мы иногда бываем далеки от роли идеального студента. Вы побывали в обеих ролях, так вот, а что особенно расстраивает или сердит преподавателя помимо банального невыполненного задания?

К.Л.: Безответственность. Например, ты даешь студенту какой-нибудь доклад, сообщение, рассчитываешь на него, а он из семинара в семинар не готов. Лучше честно сказать, что не подготовился, а не искать глупые отговорки. Еще фамильярность. Это особенно в моем случае ощущается, когда звучат какие-то вопросы или комментарии, никак не касающиеся темы.

Чувствуется, что грань «студент/преподаватель» нарушается, хотя, казалось бы, все в рамках. Не могу сказать, что такое случалось часто, но было. И я нещадно ставила «двойки» за поведение. И все же мне повезло, ребята, в большинстве своем, такого себе не позволяют. С ними проблем не было.

Сложно ли абстрагироваться от личного отношения к студенту и оценивать его только с точки зрения преподавателя?

К.Л.: Для меня сложности не составляло. Возможно, потому что не так много занятий еще веду? Часто возникают противоречия, скажем, поведения студента и его оценок. Если в первом случае он может вызывать какие-то негативные эмоции, то в плане знаний у меня не возникает никаких претензий и вопросов. Зато я люблю рассаживать болтунов. И любимчиков у меня точно нет.

То есть Вы лояльный преподаватель?

К.Л.: Мне кажется, у меня еще слишком мало опыта, чтобы утверждать, какой я преподаватель. Тем более экзамены и зачеты я еще не принимала. Когда я была студентом, для меня в этом плане своеобразным примером были те преподаватели, которых можно было назвать требовательными. Их семинары мы всегда готовили, потому что они все проверяли, к экзаменам тоже отношение особенно ответственное было. Но зато, если ты получаешь «автомат», то понимаешь, что это действительно заслуженно. К этому я стремлюсь, к такому отношению студентов. Мне хочется быть одновременно и интересным рассказчиком, чтобы студентам не было скучно на моих лекциях, но и достаточно строгим в плане проверки, чтобы не расслаблялись.

А чем Вы увлекаетесь в свободное от работы и учебы время?

К.Л.: Я ходила в школу искусств, училась играть на фортепьяно, мне нравилось это. Очень люблю читать, но выделить время получается крайне редко. В 10 и 11 классе прыгала с парашютом, набралось 18 прыжков, хотя страх высоты я преодолеть до конца не смогла. Вышиваю немного, правда, порывами.

Был ли в детстве какой-то любимый сказочный или просто книжный персонаж, с которым бы Вы могли себя ассоциировать?

К.Л.: Так сразу сложно сказать. Вот, например, мне нравились Бременские музыканты и, соответственно, принцесса в этом мультфильме. Но это уже было не совсем детство. Я вообще любила отрицательных героев, только себя я с ними точно не ассоциировала. Они очень интересные, я даже по ним лекцию читаю.

 

На такой сказочно-волшебной ноте я завершу нашу беседу с Ксенией Леонидовной. К сожалению, интервью подчас не может передать атмосферу диалога, эмоции, ту же мимику, но, я думаю, даже имеющееся даст вам возможность понять, что же за человек перед вами. А я с уверенностью могу сказать: человек интересный, разносторонний и увлеченный своим делом. Поэтому ее ученикам точно повезло, уж поверьте!

Категория: Преподаватели | Добавил: Centurion (06.10.2015)
Просмотров: 632 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 0
avatar