Главная » Статьи » НИИ археологии

Веретюшкина Мария Владимировна: Археологи - это специальные люди

Мария Владимировна, для многих не секрет, что Вы являетесь выпускницей нашего факультета и после окончания – сотрудник НИИ. Как вы пришли к решению выбрать именно историческое образование?

Мария Владимировна (М.В.):  Причина поступить на истфак достаточно банальна – все идет из детства. Моя мама – учитель истории, поэтому интерес к ней был всегда. Уже к пятому классу я тоже видела себя учителем, мечтала пойти по маминым стопам.

 А что с археологией? Как тут обстояло дело?

 М.В: Опять же, интерес. Это очень увлекательно, когда ты из земли достаешь пролежавший там тысячу лет предмет, который кто-то носил, использовал. Когда из ям, в конечном итоге, появляются впоследствии реконструкции жилищ. И мне, конечно, повстречалось много хороших людей. Все сложилось в одно: было комфортно, а с ребятами, с которыми мы познакомились на первой моей практике, мы дружим до сих пор. И все это повлияло на выбор моей профессии и деятельности.

Что касается однокурсников, Вы общаетесь спустя время?

М.В.: Редко, в основном на встрече выпускников, потому что все разъехались, у всех свои дела. Но мы списываемся часто, так что связь непременно поддерживаем.

Как и у каждого студента, бывшего и настоящего, с периодом студенчества связано много смешных моментов. Помните ли вы такие?

М.В.: Таких моментов действительно очень много. Мы вообще были очень дружной и веселой группой. Всегда что-то сами делали: устраивали посиделки в рамках внеучебной деятельности. Больше интересного при этом было связано все-таки с учебным процессом. Был такой предмет, как социальная педагогика, и нужно было участвовать в театральных постановках. Нас как-то попросили помочь нашему выпускнику провести для детей утренник. Три утренника провели. Искали костюмы, придумывали сценарий. Это было очень весело. В основном, вспоминаются такие общие моменты, когда все были вместе и что-то делали, и это действительно очень здорово.

Были ли у Вас любимые преподаватели?

М.В.: Да, их даже было несколько. Естественно, Владимир Васильевич Енуков, куда уж без этого! Захаров Владимир Викторович, был у нас такой преподаватель. У него были очень интересные лекции. Он читал историю России XVII – XVIII веков. Великолепный специалист, он умел так интересно преподнести материал, в тоже время доступно и систематизировано. Еще Раков Виктор Владимирович. Хотя все преподаватели доносили свои предметы по-разному, в каждом было что-то особенное и интересное.

Если сравнивать студентов Вашего поколения и нашего поколения – есть ли отличия?

М.В.: Сейчас нужно отвечать из серии «раньше трава была зеленее и солнце ярче».  Естественно, все отличаются, и мы отличались от своих предшественников.  Но, честно сказать, есть одно отличие.  Ребята первого и второго курса менее самостоятельны в том плане, что им нужен какой-то толчок из вне,  чтобы стало весело и интересно. Истфак всегда славился тем, что из ничего можно закрутить фейерверк. А сейчас таких людей становится все меньше. И все конфликты получаются из-за того, что многие считают себя особенными, при этом эту свою «особенность» никак не проявляют, а ждут, что кто-то все сделает за них.  Раньше не ждали – всего  хватало. Основная часть просто жила и жила. В этом и есть, наверное, отличие.

На Ваш взгляд, с кем интереснее и легче работать: со студентами или школьниками?

М.В.: И с теми, и с теми. Просто здесь разница в том, что дети – это дети, как говорится. С ними на другом языке говоришь, немножко по-другому себя ведешь. Со студентами проще: они взрослее и уровень общения с ними другой. Хотя, бывает, что и первый курс приедет на практику, и думаешь: «Ну, вы уже год проучились, и школа должна была выветриться». В принципе, и с теми, и с теми интересно. А с кем легче – раз на раз не приходится.

Помните ли Вы свои первые раскопки?

М.В.: Естественно. Это был 2002 год, мы копали в Курске, напротив Краеведческого музея, где сейчас построена  многоэтажка. Естественно, центр города, а значит и очень много материала. И укрепление мы нашли, ров оборонительный, который был очень внушительным. Кладку старой церкви, XIX века, по-моему. Нашли древнерусскую постройку, где был скелет девочки-подростка. И предметов очень много: перстни, кольца, браслеты, накладки  и много еще. Раскопки были большие  и крайне познавательные. Конечно, это все было для меня безумно интересно.

А какие раскопки были самыми запоминающимися?

М.В.: А они каждые по-своему запоминаются. Но, наверное, самые первые. А  дальше, это какие-то эпизоды, какие-то моменты, какие-то сезоны; лучше или хуже, веселее или скучнее, но, в основном, они идут ровно. А первые – самые, самые.

Тогда будет уместным спросить, что именно для Вас археология, и кто такой археолог?

М.В.: Я никогда даже и не задумывалась об этом. Как говорят, археологи – это специальные люди (с). Археолог совмещает в себе две вещи – науку и дух бродяжничества.  У любого археолога с апреля месяца уже, как говорится, зудит шило - в поля, в поля быстрей, быстрей.  Археологу комфортно в поле, в грязи, в холоде или неимоверной жаре; ему интересно узнать, что было, как было. Но, с другой стороны, когда он на практике разбирается во всем – тут уже включается наука. Археолог – это многогранный человек, которому всегда интересно, никогда не скучно, он старается найти ответы и двигается всегда вперед.

С чем в быте археолога, в образе жизни было сложнее всего мириться? Или с чем не можете свыкнуться до сих пор?

М.В.: Сейчас-то уже ко всему привыкла. А так, если подумать, самым трудным было привыкнуть к долгой разлуке с родными. Тем более, что начиналось все в те стародавние времена, когда телефоны были редкостью. Соответственно, не было возможности созваниваться, списываться, да и уехать из лагеря тоже было достаточно проблематично. Поэтому это и было самым трудным. Хотя и сейчас совмещать семью и археологию непросто. Археология, как и любая наука, отнимает много времени. И тут уже надеешься на понимание родных.

Что касается роли женщины в археологии, то как тут быть? Она имеет какие-то послабления или борется за равноправие с мужчиной?

М.В.: Просто понимаешь, что лозунг о равноправии мужчин и женщин – это большая-большая глупость.  Если что-то касается научного обоснования или проблем, тут да, я могу поспорить, поставить себя наравне с мужчинами. А что касается полевого опыта, тут естественно все преференции мужчинам, так как они чаще находятся в экспедициях или разведках. В зависимости от ситуации ты отстаиваешь свое мнение, потому что точно уверена, или же соглашаешь с ними, когда понимаешь их правоту. Когда как. Равноправия у нас нет нигде, да оно и не нужно. В целом, с моей точки зрения, с мужчинами работать легче, чем с женщинами.

Есть то, чем Вы любите заниматься вне науки и работы?

М.В.: На самом деле, наука отнимает столько времени, что увлекаться чем-то очень сложно. Я очень люблю читать, проводить время с друзьями, вышивать, но не всегда успеваешь заниматься этим. Просто иногда хочется спокойствия, когда не нужно никуда спешить и можно отдыхать душой и телом.
Какие качества Вы цените в людях?

М.В.: В первую очередь – надежность. Я это ценю, ведь для того чтобы доверять человеку, в нем нужно быть уверенным. Я должна знать, что и словом, и делом я могу на человека положиться. Еще позитивный характер. Я, конечно, могу существовать рядом с человеком-депресняком,  но  это очень сложно.  Мне нравится общаться с разносторонними людьми, чтобы было о чем поговорить.

Есть ли те места, в которых хотелось бы побывать?

М.В.: Я вообще очень люблю путешествовать. Поэтому таких месть очень-очень много. Давняя мечта – Барселона. Да и вообще, очень хотелось бы попутешествовать по Европе. И не по турам, а именно самой, потому что, как мне кажется, жизнь города воспринимается по-другому. Ты сам можешь ходить там, где тебе больше всего интересно, никуда не спешить, ни на кого не оглядываться; наблюдать за людьми, отмечать какие-то отличия от нашего быта, жизни. И еще в Ирландии хотелось бы побывать. Мне очень нравится эта северная красота.

А в каком самом запоминающемся месте Вы уже побывали?

М.В.: В Новгороде. Я обожаю этот город! Он маленький, даже меньше Курска. Это обычный провинциальный город, но, когда, идя по улицам, ты видишь здания XI-XII веков, видишь слияние древности и современности, это очень впечатляет. Новгород меня сильно поразил.

 

На этой ноте можем поставить точку. Но, напоминаю, что точку лишь в этом конкретном разговоре. Нашим первокурсникам еще предстоит личное знакомство с Марией Владимировной, так что это всего лишь маленькая возможность узнать ее заочно. Те же, кто уже провел свои две незабываемые недели в атмосфере раскопок и жизни в палаточном лагере, могут просто вспомнить о лете ноябрьским днем. И ждать очередных интервью. 

Категория: НИИ археологии | Добавил: Centurion (02.11.2015)
Просмотров: 316 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
avatar